г. Тюмень, ул. Сакко, 30/4а
31 Января 2020

Решения хозяйствующих субъектов в свете позиции Верховного Суда РФ

Тезис: решения общего собрания, в соответствии с которым в отношении решений общества будет применяться альтернативный способ подтверждения, требует нотариального заверения.

В свете утверждения Президиумом Верховного Суда РФ 25 декабря 2019 г. Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, содержащего несколько неожиданных и противоречивых толкований действующего законодательства, возникает вопрос о необходимости обязательного нотариального заверения всех корпоративных решений.

Напомним, что согласно подпункту 3 пункта 3 статьи 671 ГК РФ принятие общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно.

В приведенном в обзоре Верховного суда примере, суд кассационной инстанции отменил судебные акты суда первой и апелляционной инстанций, указав на то, что суды проигнорировали довод о том, что решение общего собрания, которым устанавливался иной способ подтверждения, не было удостоверено нотариально.

Президиум Верховного Суда РФ согласился с доводом суда кассационной инстанции, который указал, что пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ направлен на то, чтобы исключить фальсификацию решения, принимаемого высшим органом управления общества, и действие указанной нормы в равной мере распространяется и на решение ЕУ общества, которое также подвержено риску фальсификации.

В этом есть понятная логика. Законодатель ввел механизм защиты прав участников ООО от фальсификаций решений путем их обязательного нотариального удостоверения, но разрешил им самостоятельно изменять этот порядок, как усиливая, так и ослабляя степень защиты.

Кроме того, в обзоре приводится позиция о том, что требование о нотариальном удостоверении распространяется и на решение единственного участника общества  с ограниченной ответственностью.

До принятого ВС РФ Обзора практика по вопросу необходимости нотариального удостоверения решений единственного участника общества с ограниченной ответственностью складывалась неоднозначно.

Налоговые органы придерживались позиции, что требования о необходимости нотариального удостоверения не распространяется на решения единственного участника общества  с ограниченной ответственностью (Письмо ФНС России от 28.12.2016 N ГД-4-14/25209@ «О направлении «Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 4 (2016)»).

Такой же позиции придерживалась и Федеральная нотариальная палата. В Письме от 01.09.2014 N 2405/03-16-3 «О направлении пособия по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии» нотариусам были даны разъяснения (п. 2.3 Пособия) о том, что на общество с ограниченной ответственностью, состоящее из одного участника, положения ст. 67.1 ГК РФ не распространяются.

Судебная практика по данной категории не имела единообразия. К примеру, в деле №А43-1613/2016 суд удовлетворил требование единственного участника о признании незаконным отказ налогового органа о внесении в ЕГРЮЛ сведений о начале процедуры реорганизации юридического лица в связи с тем, что решение единственного участника о реорганизации не было удостоверено нотариально.

В связи с противоречивой практикой применения нормы пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, утвержденный Обзор несомненно является положительным фактором. При этом норма пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ о необходимости подтверждения принимаемых общим собранием корпорации решений принята 01.09.2014г., то есть более пяти лет назад.

За такой немалый период хозяйственными обществами принимались решений, которые, не были подтверждены надлежащим образом, однако  имеющие правовые последствия как для самих обществ, так и для третьих лиц.

Согласно  п. 107 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 такие решения (без нотариального удостоверения), являются ничтожными, а значит не могут повлечь никаких правовых последствий.

Однако, Верховный Суд  в Определении от 30.12.2019 № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018.   Суд отметил, что «..в целях защиты правовой определенности и разумных ожиданий участников гражданского оборота, разъяснения, приведенные в пунктах 2 и 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.12.2019, подлежат применению только при рассмотрении споров, связанных с оспариванием решений общих собраний участников (решений единственного участника), принятых после указанной даты».

Итак, подведем итог:

Президиум Верховного суда пояснил, что нотариальному удостоверению подлежат:

  • ¾ решения единственного участника ООО;

  • ¾ решение общего собрания о переходе на альтернативный способ подтверждения решений.

Эти позиции, как разъяснено определений судьи Верховного суда от 30.12.2019 № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018, применяются к решениям, принятым после утверждения Обзора, т.е. после 25 декабря 2019 года.

Полагаем, что по аналогии с общим собранием единственный участник вправе удостоверить у нотариуса решение о выборе альтернативного способа подтверждения решений. Это позволит не прибегать к нотариальному удостоверению последующих решений.
Яндекс.Метрика